13 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Почему цыгане рано женятся

10 нерушимых правил, которым обязана следовать каждая девушка в цыганской общине

Большинство наших представлений о цыганской культуре — правда. Они действительно обожают яркие украшения и вычурность, а еще не скупятся на эмоции: если свадьба, так чтобы весь мир узнал, если ссора, так чтобы еще несколько будущих поколений друг с другом не разговаривали.

Современные общины, скажем, американских цыган выглядят несколько иначе, чем мы могли бы себе представить: женщины вовсе не обязательно одеты в длинные цветные юбки и платки. Однако есть то, чему неукоснительно следуют все члены общины.

Например, получить образование для цыганки большая редкость. Мы в AdMe.ru немало удивились этому и решили узнать и о других правилах поведения, которым должны следовать цыганские девушки.

Традиции замужества

Цыгане свято чтут свою культуру, и пришельца со стороны, претендующего на руку цыганки, называют Gorger — то есть тот, кто не принадлежит к их общине и не является цыганом. Девушки в основном находят свою любовь среди общины, за редким исключением. Желание сохранить собственную культуру настолько велико, что браки между двоюродными братьями и сестрами здесь не редкость.

Замуж девушка должна выйти девственницей. Что случится с цыганкой, не сохранившей свою невинность до свадьбы? Она считается грязной и осквернившей общину. Поступив так, она рискует остаться на мели: ни один мужчина-цыган не пойдет против правил общины, женившись на ней после того, как она отдалась другому.

Кстати, средний возраст замужества — 16–17 лет у девушек и 18–19 лет у парней, и этот брак, согласно традициям, должен сохраниться на всю жизнь. Цыганка, вышедшая замуж, может даже не помышлять о разводе. В цыганской общине повторные браки не приветствуются, и, чтобы не «осквернить» общину, женщина может вступить только в один брак на всю жизнь.

Крайне редко женщины все же расстаются с мужьями. И, как правило, они уже не вступают в новые отношения. В глазах общины это бросает тень не только на нее, но и на ее дочерей.

Подчинение родителям

Девочка, растущая в цыганской общине, с раннего возраста окружена правилами, которые диктуют родители. Конечно, такая система присутствует и в большинстве других культур, но в цыганской культуре родители (и в особенности отец) имеют огромный авторитет, и дочь обязана делать то, что ей скажут. Когда она становится старше, ей разрешается выходить из дома только в сопровождении членов семьи (и это не обязательно родители — сопровождать цыганку могут сестры, братья, тети и дяди).

По этой же причине родители часто выбирают мужа для своей дочери, не полагаясь на ее мнение. Браки по договоренности среди цыган не редкость. А после того как родители выдадут цыганку замуж, она будет обязана почитать и слушаться мужа точно так же, как и родителей.

У мальчиков в этом плане свободы намного больше — они могут выходить из дома в одиночку, самостоятельно выбирать невесту и т. д.

Нельзя звонить в полицию

Как правило, цыгане выясняют свои дела громко и шумно, зачастую бросаясь в драку с представителями враждебной семьи. И это тоже часть их традиций. Однако все проблемы решаются внутри семей, без привлечения закона. Подать в суд или вызвать наряд полиции не в их правилах: цыгане скорее придут толпой в дом соперников или устроят разборки на свадьбе. В худшем случае семья отречется от того, кто вызовет полицию на разборки. Любой человек в цыганской общине обязан знать, что поступать так — против правил. Мужчины это принимают, но некоторые девушки все еще пытаются призвать разбушевавшуюся родню к порядку с помощью закона.

Придется смириться с насилием

Статистика домашнего насилия в цыганских общинах невероятно высока. Исследование в Англии показало, что 61 % замужних цыганок в Англии подвергаются насилию со стороны супруга. Женщины вынуждены мириться с этим. Участница шоу Gypsy Sisters Мелли рассказывает, что однажды бывший муж запер ее в трейлере, а когда она сумела выбраться, несколько раз ударил ее. Семья девушки убедила ее принять мужчину обратно. Девушка объясняет, почему так: «Это цыганская традиция, и ее нужно чтить».

Поддерживать чистоту в доме

Если в большинстве стран женщина может позволить себе не быть домохозяйкой и иногда лениться делать уборку, то для цыганки такое непростительно. Гигиена в культуре цыган занимает важное место, и за поддержание чистоты в доме отвечает именно женщина. Она должна соблюдать несколько правил, в частности ни с кем не делиться своей посудой или столовыми приборами, в том числе и с супругом. Все предметы посуды промываются несколько раз: под проточной водой, в отдельной чаше с кипятком и снова под проточной водой.

Стирать мужскую и женскую одежду полагается отдельно. Верхняя часть тела считается чистой, в то время как нижняя — грязной, так что одежда «до пояса» и «ниже пояса» стирается отдельно друг от друга. Ну и само собой, нижнее белье тоже подлежит персональной стирке.

Беременность — особый период

Беременная женщина не должна вступать с кем-либо в физические контакты. В это время она даже не спит в одной кровати с супругом. Принимать водные процедуры полагается только в освященной воде. Кроме того, цыганская женщина, носящая ребенка, освобождается от выполнения домашних обязанностей: в этот период готовит пищу и содержит дом в чистоте ее муж.

Американские цыгане, впрочем, иногда пренебрегают этим правилом — их женщины более независимы.

Носить яркую и провокационную одежду

Несмотря на то что поведение цыганки должно быть целомудренным, ее наряд должен прямо-таки кричать об обратном. Таким образом, она может привлечь внимание будущего мужа, не прилагая к этому никаких усилий (потому что знакомиться с парнями первой цыганская девушка не может). Наиболее яркий пример такого поведения — это американские цыгане, которые каждый день наряжаются как на праздник. А уж если намечается свадьба или день рождения, в ход идут самые эффектные украшения и самые роскошные платья.

Нельзя подниматься на 2-й этаж

Фотограф Евгений Доманский запечатлел, как мужская и женская части табора цыган-котляров заходят в автобус через разные двери, чтобы не соприкасаться.

В цыганской культуре все еще широко распространено понятие «скверны», с которой напрямую связано то, что нижняя часть тела считается грязной. Это не относится к девочкам и девственным девушкам, а вот половозрелая замужняя женщина считается «нечистой» ниже пояса, и прикоснуться к ее юбке или обуви означает «оскверниться». Из-за этого, если семья живет в 2-этажном доме, женщине запрещалось подниматься на 2-й этаж — туда допускались только дети и юные девушки. Но в некоторых домах цыган на 1-м этаже имеется гараж, поэтому женщина автоматически оказывалась на 2-м. Про людей, живущих в таких домах, другие цыгане говорят, что они «опоганились». По этой же причине, из-за «скверны», во время застолья женщины сидят отдельно от мужчин.

Читать еще:  Умрут ли информационные сайты

Гости к мужчинам и женщинам тоже приходят отдельно. Например, у котляров (или кэлдэраров — этнической группы цыган, входящих в состав большой группы рома) гость-мужчина может подойти только к мужчине, а гостья — к женщине. Остальное считается неприличным.

Серьги — исключительно женский атрибут

Цыганские женщины любят украшения, и чем они массивнее и ярче, тем лучше. А что насчет мужчин? Многие из нас представляют себе цыгана с серьгой в ухе, но цыгановед Кирилл Кожанов утверждает, что в их культуре серьги — часть только женского образа, и мужчине такое носить попросту неприлично.

После замужества — только юбка

На фотографии видно, что маленькая девочка носит штаны, в то время как взрослые женщины-котлярки одеты только в платья.

У цыган-котляров принято, что замужняя женщина может носить только юбку. Кирилл Кожанов рассказывает, что незамужние девушки-котлярки нередко носят джинсы, а после брака могут надеть юбку прямо поверх них.

Определенно, некоторые особенности цыганской жизни устарели. Мало того, они еще и довольно жестоки по отношению к девушке. А что вы знаете о каких-нибудь еще подобных традициях в других странах?

Брачные узы самых свободных. Как женятся цыгане в 21 веке

Ей 14, ему 12, вместо коней – белый Хаммер и Приоры, вместо шатра – один из самых дорогих банкетных залов в Астрахани – «Националь». Так выглядит цыганский свадебный обряд в 21 веке. Из неизменного – много золота, патриархальные представления о семье и сотни гостей.

Маша Чашникова надела все лучшее сразу и погуляла на сватовстве астраханских ромалов. Рассказываем, что самое главное на цыганской свадьбе, осталось ли место традициям, как правильно куражиться и сколько золота нужно дарить, чтобы не было стыдно.

«Настоящее золото»

Лимузин Хаммер, который позже на видео щедро подсветят золотыми лучами, бодро катит к кремлю. Внутри с трудом поместились несколько десятков девушек и будущая невеста. Гурьба, подбирая складки разноцветных шифоновых платьев и шурша мехами, выходит около белокаменного и долго фотографируется в Братском саду.

Фотографии: Павел Симаков

Особенно выделяется девушка в зеленом с селфи-палкой и самым большим количеством украшений. Мне разрешают потрогать цепь толщиной в палец с кулоном, на котором изображена Медуза – символ дома Versace в окружении гигантcких вроде бы страз. Медальон холодит пальцы и занимает почти всю ладонь. На оборотной стороне очень много царапин и потертостей. Другая цепь, поменьше, кажется совсем скромной и незначительной с таким соседством.

«Мне дедушка дал. Да, настоящее золото. Нет, совсем не тяжело», – гордо заявляет девушка и улыбается.

«А она сосватана тоже», – уточняет ее подруга, пока зеленое платье крутится перед камерой, демонстрируя все великолепие.

Сама невеста — Райка — держится очень скромно. Высокая тонкая девушка с огромными глазами похожа на героинь картин прерафаэлистов – та же строгая красота и вселенская томность. Возвышаясь над своим женихом, она лишь улыбается уголками рта, когда 12-летний Парно неловко именно втюхивает большой букет роз и смущенно отходит.

На лице у шестиклассника, как и у девушки, нет романтичного огонька или осознания всей серьезности происходящего. Кажется, что Парно с большей радостью сейчас играл бы в видеоигры или искал с друзьями приключения. Правда, держится он все равно осанисто и деловито, не как подростки, он больше похож на энергичного маленького мужчину в костюме-тройке.

«Счастья-здоровья!»

Краснощекий мальчик долго возится с бутылкой шампанского. На газоне он открывает пробку и выбрасывает емкость. Алкоголь, пенясь, разливается по тротуару. К ребенку подходит взрослый в бирюзово-розовом и берет за руку, уводя к танцующей толпе. Мальчик впервые видит белокаменный. На церемонию многочисленный клан жениха приехал из Ставропольского края.

«Подарим золото, не скажу сколько. Ну, 1-2 килограмма. Я сам женился в 15, у меня была шикарная свадьба. Конечно, перстни настоящие. Да, один целый килограмм наверное весит», — гордо заявляет родственник жениха.

Шикарную свадьбу по традиции устраивают родственники жениха. Но и цыганские бракосочетания не всегда отбиваются подарками многочисленной родни.

Но сегодня лишь репетиция. Главный астраханский барон Григорий Савченко в красно-синем костюме всплескивает руками, уверяя, что это сватовство. Столь ранние браки в России запрещены, но ромалы-приверженцы таких бракосочетаний нашли выход и сватуют своих детей в 12-13-летнем возрасте, а сама свадьба происходит после совершеннолетия. Чтобы будущие супруги привыкли друг к другу, смирились и сочетались браком. Невест иногда крадут, но это редкость, когда родственники не дали добро или не сошлись в выкупе.

Женятся только после окончания школы, твердо заверяет нас старейшина. На вопрос все ли учатся в школе, рассказывает про своих внуков-правнуков, которые закончили как минимум девять классов. Поодаль веселятся несколько десятков обвешанных украшениями девочек и девушек, которые сегодня явно прогуляли уроки.

Цыгане женятся девственниками. На вопрос относится ли это также и к парням, то старательно кивают. Невинность девушки до сих пор проверяется красным пятном на простыне и, если невеста окажется «порченной» – позор и финансовые затраты. Разводы в общинах – редкость. Любовь приходит во время брака, уверены ромалы, главное, чтобы «мы знали семью, она была на хорошем счету, и мы сошлись в выкупе».

«Детство, какое у них спрашивать, вот повзрослеют… Я присматриваю за тем, чтобы не было свадеб помалолетству, 12-13-14 лет», — закручивая мощный ус, растолковывает барон.

«Все очень четко и красиво»

Видеограф с ником из 2000-х — ViP AzEr снимает свадьбы и праздники местным рома уже несколько лет и только в Full-HD. Ролики Марифа (так зовут парня) напичканы спецэффектами словно из презентаций PowerPoint, но клиенты в восторге. На его Youtube-канале скопилось под сотню видео, у каждого – десятки тысяч просмотров. Один только ролик бракосочетания Кати и Лашо набрал больше 200 тысяч просмотров, а общая сумма просмотров на канале — 3 млн. Почти все сделаны по одному лекалу – большой дом с коврами, иконами, плазмой во всю стену, катание на лимузине и многочасовые пляски в банкетном зале.

Читать еще:  Как найти украденный смартфон

Фотографии: Павел Симаков

Цыганские общины живут обособленно. Ромалы видят мир черно-белым и четко делят на чужих и своих, не пуская посторонних. Свадьба – одно из немногочисленных публичных событий. Несколько дней община гостеприимна для остального мира и возникает лазейка, в которую можно протиснуться и прикоснуться к сложному, самобытному этносу. Поэтому свадебные видео подчас и набирают миллионы просмотров на Youtube, как клипы современных рэп-исполнителей, а федеральные телеканалы напрашиваются на съемку.

«Давайте, заходите в дом, – улыбается мать невесты, — (вспышка) Что это такое, почему он фотографирует? Все, уходите, я обиделась», – машет руками и округляет огромные голубые глаза.

Табор спустился с неба

Квадрокоптер Марифа жужжит над рестораном. В зале – высшее общество местных кланов, по крайне мере нас так заверяют. Столы заставлены едой – икрой в тарталетках, закусками, рыбой, нарезками, фруктами, банками с пивом и бутылками с коньяком. Размахивая пальцами в перстнях, мужчины в высоких шапках обсуждают дела. Женщины сидят слева от стола молодых.

Сами молодые полулежат под цветастой шалью посередине зала. Родственники по очереди дотрагиваются до их согнутых спин буханкой хлеба, а потом, стоя, передают наполненный бокал по цыганской традиции. Сильно позже, когда все родственники выполнят долг и устроятся пировать, седой ведущий, специализирующийся на цыганских свадьбах, зычным голосом начнет объявлять тосты.

Кадр из свадебного ролика

Все подарки завтра. На следующий день во дворе дома невесты будут долго раскручивать трехметровые ковры и демонстрировать обрезы бархата из матерчатых челночных сумок. А пока, звеня украшениями, цыганки беззаботно отплясывают под лихие народные мелодии – гармошка и бубен. Невеста с женихом кружатся под лезгинку в дожде из лепестков роз. Никаких «Очи черные», песен культового ансамбля «Ромэн» или Gogol Bordello мы так и не услышали. А на вопрос – когда же будет джипси-панк, насурмленные брови недоуменно ползли вверх.

Еще один вечный миф — кочевье у современных цыган трансформировался в предпринимательские искания. В зале присутствуют старейшины, когда-то кочевавшие по России. Но мало кто держит коней, и никто почти не скучает по «неудобным кибиткам». Молодые ромалы предпочитают отправляться в столицы без брички, в погоне за заработком сомнительной законности.

«Я учусь в школе. Потом собираюсь заняться чем-то успешным, как все родственники. Ну, шубами, наверное, торговать», — быстро выпаливает парень.

Девятиклассник продолжает рассуждать о традиционных вариантах цыганского бизнеса. За его спиной выделяются нарезающие многоярусный торт жених и смиренная невеста. Они неловко пробуют с вилки друг у друга сладкое и смущенно отворачиваются. В конце церемонии один из гостей вместе с ведущим поют тягучую песню неизвестного происхождения:

«Оставив дом, забыв отца, ушел далеко

Ушел в края, где счастья нет, где одиноко.

За каплю счастья променял свою свободу,

Заблудшим сыном стал влачить ты годы.

Вернись домой, вернись домой, уж близко к ночи,

Вернись домой, вернись домой, вернись в дом Отчий.

Вернись домой, тебя там ждут и не забыли,

«Мою маму выдали замуж в 14 лет». Каково это — родиться и вырасти в цыганской семье?

По национальности я цыганка. Мою маму выдали замуж в 14 лет. Вы спросите, как так? А потому, что цыганские браки, как правило, официально не регистрируются. Мамин муж и мой отец был старше на семнадцать лет и имел троих детей от первого брака — жена умерла при родах; думаю, потому, что рожала дома. А моя мама произвела на свет еще шестерых: трех мальчиков и трех девочек. Старшие дети (не моей мамы) с нами жили недолго — двое отделились по возрасту, одного забрали родственники.

Мальчики в цыганской семье — это особая каста, не то, что девочки. Мы-то, как правило, никому не нужны, обуза. Наша соседка регулярно сдавала именно девочек в дом ребенка — и забывала о них. Но моя мама вырастила всех, хотя мы очень бедно жили. У нас был частный дом с небольшим участком, а еще мы держали свиней. Папа привозил для них отходы на лошади с телегой вроде как из детских садов и из школ.

У нас была лошадь по кличке Бусый, и братья с малолетства сидели на ней как влитые, будто так и родились! Мы, девочки, не ездили верхом, у нас это не принято, но всегда могли покормить коня хлебом, погладить; мы его не боялись, для нас это было естественно. В других семьях нет такого тесного общения с животными. С лошадью я могла поговорить, и хочу сказать, что она способна понять гораздо больше, чем люди, и у нее человеческие глаза. Еще у нас было много кошек, совершенно диких, которые ловили крыс и мышей. Когда я пробовала к ним подходить, они шипели и убегали.

Нас с детства приучали к попрошайничеству. Мы с мамой, моими сестрами, с нашими соседками и их детьми обычно стояли у ворот церкви. Я замечала, что некоторые люди, которые хотели зайти в храм, увидев нас, проходили мимо. Возможно, не желали подавать или по какой-то иной причине. Мы были для них как препятствие, как зараза. Нас учили говорить: «Тетенька, вы такая красивая!» Обычно «тетенька» шарахалась, но давала нам денег. Сейчас я понимаю, что не за комплимент, а просто желая откупиться от «сглаза».

А еще мы желали прихожанам здоровья и здоровья их детям. При этом надо было смотреть людям в глаза. Кто посмелее, те говорили нам за это гадости, а другие давали деньги. Кстати, если к вам на улице подходит цыганка и заявляет, что на вас порча, не слушайте, не бойтесь — просто проходите мимо. Чем меньше верите, тем меньше пристанет. Насчет того, что все цыганки умеют гадать на картах, тоже ерунда. Да, многим из нас это дано, но далеко не всем. Я знаю как минимум двух петрозаводских цыганок, которые в самом деле отлично гадают; причем живут они в благоустроенных квартирах, в относительном достатке, а не так, как жили мы.

Зарабатывали мы не так уж и мало, люди давали даже и сотнями; в церковные праздники могло выйти до нескольких тысяч рублей за день на семью, но всё куда-то утекало. Я слышала легенду о цыганских баронах, но ничего толком не знаю и могу сказать одно: большую часть того, что мы зарабатывали попрошайничеством, шла куда-то «наверх». Папа всё забирал, и больше мы этих денег не видели, а мама потом ломала голову, чем нас накормить.

Читать еще:  Что подарить журналисту

У мамы было золото: крупные украшения и золотые зубы. А у нас если и имелись игрушки, то буквально подобранные на помойке. Да и поиграть, собственно, было некогда. Случалось, отец бил маму — если хотел, то находил повод. Что он сказал — было законом, и я его боялась, хотя он почти не обращал на меня внимания. Я с детства делала только то, что велели, и долгое время не представляла, что можно жить как-то иначе.

Одевались мы как попало: юбка или платье, а под ними — штаны, резиновые сапоги. Почему резиновые? Потому что в районе, где мы жили, на улицах всегда была непролазная грязь. В школе я училась плохо, с двойки на тройку, мало что соображала, домашние задания делать не успевала. Объяснить, если что-то не понимаешь по предметам, было некому, к тому же в нашей среде считалось, что девочкам образование ни к чему. За все годы учебы мой дневник никто не проверял и не подписывал. Я помню, что к нам приходили незнакомые люди, хорошо одетые, русские, — наверное, из каких-то социальных служб, но двери им никто никогда не открывал.

Придешь домой из школы, а там работа: мыть посуду, стирать (при этом никаких стиральных машин у нас сроду не было), присматривать за младшими. Я была старшей из детей, и на мою долю выпадало больше всего обязанностей. Одноклассники меня не обижали, побаивались. Но и дружить, общаться тоже никто не хотел: обходили стороной, и за партой я всегда сидела одна. Некоторые учителя пытались что-то объяснить после уроков, но я зажималась, не могла ничего усвоить, потому что однажды услышала, как две учительницы в разговоре между собой назвали меня тупой, а еще сказали: «У нее наверняка есть вши», хотя вшей у меня никогда не было.

В литературе и кинематографе распространено мнение, что цыганки распущенные, ветреные, склонные к свободным отношениям. На самом деле это не так: наши женщины очень целомудренны. Цыган, сколько бы браков у него ни было, всякий раз женится только на девственнице. Первая брачная ночь случается прямо в ресторане или там, где празднуется свадьба. Молодые закрываются в отдельном помещении, а гости ждут «результата». Когда девушку выдают замуж, ее, как правило, никто ни о чем не спрашивает, всё решает родня. Если цыганка остается вдовой, замуж повторно она не выходит: ее поддерживают родственники, прежде всего братья покойного супруга.

Меня можно было назвать малообразованной, даже малограмотной, но рано или поздно я начала понимать, что меня ждет. Учителей я ни в чем не виню, у них было мнение: что возьмешь с этих цыган! Они во многом правы: мы почти не смешиваемся с другими народами, живем очень обособленно, образование для нас не играет роли. Мама тем более ни в чем не виновата, потому что, будучи девочкой, стала женой взрослого мужчины, не успела ни сформироваться, ни развиться. Она старше меня в два раза.

По соседству была молодая цыганка Надя, мамины подруги часто перемывали ей кости. Эта Надя выучилась на воспитателя детского сада, ушла из семьи, а потом вышла замуж за русского. Это считалось позором, но я посмотрела на данный опыт с другой стороны. Надя вырвалась из нашей среды, в которой ее не ждало ничего хорошего, и отныне сама решала, как ей жить, зарабатывала деньги, могла увидеть что-то еще за пределами того мира, в котором родилась.

После окончания девятого класса я, никому ничего не сказав, устроилась на работу в магазин в нашем районе. О продолжении учебы в школе с моими оценками речи не шло, и я не думала, что смогу куда-то поступить: уверенности в себе не было никакой. Магазин был небольшим, торговали всем, чем придется, и вскоре отец меня избил, сказав, что я его опозорила, потому что продаю мужчинам спиртное, при том что лично я вообще не пила и не пью, не играло никакой роли. Я проплакала сутки, а потом подошла к заведующей — объяснила ситуацию. Она сказала, что станет устраивать для меня удобные смены, чтобы у отца было меньше возможностей подловить меня, узнать, что я все-таки продолжаю работать.

Потом я перешла в другой магазин, побольше, где мне очень нравился коллектив. Помогали, советовали; многие — даже именно потому, что я цыганка. Они понимали, что я из другой среды, мне трудно общаться с людьми, я многого не знаю. Со своей стороны я старалась быть доброжелательной к людям: к покупателям и коллегам.

В этом магазине я встретила будущего мужа. Он был красивым, светловолосым, статным, высоким, и я влюбилась без памяти. Сергей работал грузчиком; рассказал, что он детдомовец с непростой судьбой: несколько лет провел в исправительном учреждении для подростков. У него была комната в общежитии, и вскоре я ушла туда к нему, а потом мы поженились. Отец был в ярости, пытался меня найти, разобраться, но мой муж не тот человек, который даст меня в обиду.

Я заочно выучилась в Сортавальском торгово-экономическом техникуме и сейчас работаю товароведом. У нас с Сережей есть сын: черненький, кареглазый — в меня. Я стараюсь читать ему книги, как-то развивать: не хочу, чтобы у него было детство, похожее на мое. При этом и сама стремлюсь восполнить недостатки своего образования и воспитания. Однако моя национальность все-таки накладывает отпечаток на поведение, вкусы: я категорически не могу носить брюки, хожу только в юбках. И не думаю, что когда-либо решусь сделать стрижку, а голову тоже в основном покрываю, хотя бы и легким шарфиком.

С мамой я время от времени встречаюсь тайком от отца, даю деньги на младших, а она чаще всего только плачет. Получается, я их опозорила, потому что отныне в моей бывшей среде я изгой. Возможно, это эгоистично, но я ни о чем не жалею. А еще мне кажется, что не существует цыганского счастья, русского или какого-то еще, а есть просто человеческое. Надо стремиться к нему и по возможности стараться быть его достойным.

Источники:

http://www.adme.ru/svoboda-kultura/pravila-zhizni-cyganskoj-zhenschiny-narushiv-kotorye-ona-riskuet-navlech-na-sebya-gnev-semi-1829615/
http://arbuztoday.ru/brachnye-uzy-samyx-svobodnyx-kak-zhenyatsya-cygane-v-21-veke/
http://gubdaily.ru/blog/sociology/lichnyj-opyt/moyu-mamu-vydali-zamuzh-v-14-let-cyganka-o-poproshajnichestve-porche-devstvennosti-i-nravax-svoego-naroda/

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:

Adblock
detector