16 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Может ли наука предвидеть будущее

Может ли наука предвидеть будущее

МОЖЕТ ЛИ НАУКА ПРЕДВИДЕТЬ БУДУЩЕЕ?

Обобщая результаты практической и познавательной деятельности человека, наука осуществляет и определенный прогноз этой деятельности, как бы проигрывает в своих схемах и моделях ее будущие варианты. И чем фундаментальнее та или иная научная теория, тем более отдаленное опережение практики она проигрывает. Таким образом, наука планирует и формирует будущее человеческого общества. И к тем ее определениям, которые были приведены в начале этой главы, можно добавить еще одно: наука — это опережающее отражение действительности.

В данном случае речь идет о науке в целом как одной из форм общественного сознания. Но и любая конкретная научная теория должна предвидеть новые, еще неизвестные явления в той области, которую она описывает. Способность научной теории предсказывать неизвестное совершенно справедливо считается одним из главных показателей ее истинности и эффективности.

История науки хранит немало впечатляющих примеров научных предвидений, которые в дальнейшем получали блестящие подтверждения. Это и точнейшие предсказания моментов солнечных и лунных затмений на десятки и сотни лет вперед, и сделанные в свое время на основе периодической системы элементов Менделеева выводы о существовании и свойствах еще неизвестных химических элементов, и предсказания физиков-теоретиков о существовании новых элементарных частиц — позитрона и нейтрино. Это, наконец, и ежедневные прогнозы погоды, которые с каждым годом становятся все более точными и надежными.

Классическим примером оправдавшегося научного предвидения являются теоретические предсказания, которые привели к открытию неизвестных планет Солнечной системы. В свое время астрономы знали о сушест-вовании только семи планет: Меркурия, Венеры, Земли, Марса, Юпитера, Сатурна и Урана, но затем в движении Урана обнаружились такие особенности, которые не удавалось объяснить притяжением со стороны уже известных планет и Солнца. Оставалось предположить, что на Уран влияет еще неизвестная восьмая планета, обращающаяся вокруг дневного светила на еще более далеком расстоянии. Знаменитый французский математик и астроном Леверье и независимо от него англичанин Адаме математическим путем рассчитали, в каком месте неба и в какое время следует искать новую планету. Руководствуясь расчетами Леверье, немецкий астроном Галле направил в указанную область неба свой телескоп и действительно обнаружил новую планету, которая получила название Нептун.

Оценивая это выдающееся событие в истории естествознания, Ф. Энгельс писал, что система мира Коперника долгое время оставалась гипотезой, весьма убедительной, но все же гипотезой. Однако после открытия Нептуна справедливость этой гипотезы можно считать окончательно доказанной. Таким образом, степень соответствия предсказаний научной теории реальному положению вещей является наиболее показательным критерием ее справедливости.

К числу выдающихся научных прогнозов, бесспорно, принадлежит и предсказание существования так называемых нейтронных звезд — небольших по размерам, но чудовищно плотных космических объектов, почти целиком состоящих из элементарных частиц — нейтронов. Оно было сделано еще в довоенные годы выдающимся советским физиком-теоретиком академиком Л. Д. Ландау. Прошло несколько десятилетий, и в 1967 году нейтронные звезды были действительно обнаружены по необычному импульсному радиоизлучению. Их назвали пульсарами.

Стоит упомянуть и о сравнительно недавних событиях в физике микромира, которые привели сначала к теоретическому предсказанию, а затем и к открытию целого нового класса элементарных частиц вещества. Физики-теоретики выдвинули весьма оригинальное предположение о том, что такие элементарные частицы, как протоны, нейтроны и некоторые другие, состоят из еще более элементарных образований — кварков, обладающих дробными электрическими зарядами. На первых порах подобная гипотеза казалась лишь удобным теоретическим приемом, упорядочивающим существующие представления о микропроцессах. Но, когда физики-экспериментаторы всерьез занялись поисками неизвестных частиц, существование которых вытекало из представлений о кварках, эти частицы стали одна за одной обнаруживаться. И сейчас уже мало кто сомневается в том, что кварки — реально существующие физические объекты, хотя непосредственно, так сказать в чистом виде, их по определенным причинам наблюдать и не удается.

Это, между прочим, наглядный пример, показывающий, что научное предсказание не только отвлеченная информация об еще неизвестных объектах или явлениях, но и толчок к организации целенаправленного поиска этих явлений. Научный прогноз во многих случаях «самоорганизующий прогноз», т. е. такой прогноз, который предопределяет дальнейшее развитие научных исследований и соответствующих технических разработок.

Надежность подобного прогноза имеет огромное практическое значение. Не случайно в наше время сформировалась особая наука — прогностика, занимающая важное место в современном естествознании, практической деятельности людей и вырабатывающая суждения о поведении того или иного объекта или системы в будущем. Методы прогнозирования все настойчивее проникают и в современную производственную деятельность, расширяя тем самым наши возможности сознательного управления будущим.

В то же время нельзя представлять себе прогностику как некое отвлеченное собрание математических формул и методов и выработанных с их помощью рекомендаций, которые обеспечивают автоматическое достижение желаемых результатов. Любые, даже самые обоснованные, прогнозы — это лишь возможность. Для того чтобы она превратилась в действительность, необходима целенаправленная деятельность людей, которые должны прикладывать соответствующие усилия, принимать ответственные решения и проводить их в жизнь.

Взаимоотношения между человеком и будущим весьма сложное явление. По меткому выражению академика Г. И. Наана, все, что делает человек, обязательно несет на себе печать человеческого; отпечаток наших надежд, радостей, печалей, страхов, ожиданий и разочарований. И в таком вопросе, как построение картины будущего, подобный «эмоциональный шум» нередко искажает и «забивает» объективную информацию, подавляет логику и факты. При этом довольно часто такой «шум» является «розовым», т. е. носит характер утешения: человек рисует будущее таким, каким ему хочется его увидеть. А, как хорошо известно, стремление к утешению создает благоприятную почву для религиозного отношения к действительности. Не случайно в прошлом преимущественными формами «общения людей с будущим» были не только мечты, надежды, утопии, но и молитвы.

Цель научного прогнозирования принципиально иная: оно должно давать не утешение, а истинное знание. Однако прогностика — наука сравнительно молодая. И пока еще не существует методов, которые позволяли бы получить результаты, полностью не зависящие от личности самого прогнозиста, в том числе от склада его характера, типа его нервной системы. В процессе выработки прогнозов имеются процедуры, которые так или иначе зависят от людей, составляющих эти прогнозы. По этой причине и сами прогнозы могут оказаться недостаточно объективными и их реализация может оказаться под угрозой. В перспективе необходимо разработать такие методы прогнозирования, которые, не исключая творческого участия человека в процессе обработки информации, сводили бы к минимуму возможность субъективных оценок.

Читать еще:  Смотреть бесплатно мультик Гринч

Значительная часть научных предсказаний является результатом логического или математического анализа тех ситуаций, которые сложились в данной области научных исследований. Однако в некоторых случаях прогнозы специалистов носят так называемый интуитивный характер. Они не только не являются логически или математически обоснованными, но нередко вступают в противоречие с логикой и существующими научными представлениями. Тем не менее известно немало случаев, когда подобные интуитивные прогнозы блестяще оправдались, так как они не содержали в себе ничего мистического и не имели ничего общего с пресловутым религиозным «откровением свыше».

На что же опираются интуитивные прогнозы? В результате изучения мыслительной деятельности человека выяснилось, что разные полушария нашего мозга выполняют различные функции. В то время как левое полушарие осуществляет логическое мышление, правое оперирует чувственными образами. И если деятельность певого полушария может быть смоделирована с помощью логических процедур и в принципе сведена к четким алгоритмам, которые можно вводить в современные вычислительные машины, то с моделированием деятельности правого полушария и, тем более, ее сочетанием с логическим мышлением дело обстоит намного сложнее, поскольку оно, по крайней мере в настоящее время, не поддается никакому моделированию. Между тем можно предполагать, что в формировании интуитивных решений существенную роль играет именно образное мышление. Поэтому, хотя нет никаких сомнений в том, что интуиция возникает в результате совместного логического и образного отражения действительности, ее «механизм» до сих пор остается нам неизвестным.

В то же время не приходится сомневаться, что источником интуиции является реальный мир. Выдающийся советский ученый академик В. А. Амбарцумян говорил, что «иные думают, будто интуиция — это какое-то «прозрение», ни на чем реальном не основанное. На самом же деле пророческие выводы в естествознании, намного опережающие свое время, чаще всего опираются на тщательное продумывание фактов. Интуиция — это умение правильно оценить ситуацию, из многих возможных объяснений выбрать то, которое имеет некоторый, может быть, едва заметный перевес по сравнению с другими».

Может ли наука предвидеть будущее

Журнал добавлен в корзину.

МОГУТ ЛИ ЖИВОТНЫЕ ПРЕДВИДЕТЬ БУДУЩЕЕ?

Кандидат биологических наук С. ПУЧКОВСКИЙ, профессор кафедры природопользования Удмуртского государственного университета (г. Ижевск).

В трех номерах журнала «Наука и жизнь» за 1998 год А. Горбовский делится с читателями обстоятельной и очень занимательной подборкой на тему «Разумные звери». В частности, в восьмом номере он пишет о животных — предвестниках катастроф и несчастий. Среди других примеров А.Горбовский описывает ситуации, в которых животные проявили необычные способности в период Второй мировой войны, предупреждая о налетах вражеской авиации раньше, чем это могли сделать люди с помощью радаров; называет множество интригующих случаев, когда поведение животных могло служить предвестником разрушительных землетрясений. Если исходить из названия журнала «Наука и жизнь», то А. Горбовский в своих публикациях отразил, в основном, именно жизнь: достаточно подробно обрисовал множество жизненных ситуаций и привел их житейские оценки. Строго научный подход использован явно недостаточно. Впрочем, он не всегда и применим для понимания реальных ситуаций, которыми столь богата жизнь за пределами научных лабораторий и кабинетов. Но я-то как раз хочу ограничить последующее обсуждение той категорией случаев, для которой возможны научные подходы, пусть даже только на основе гипотез. В этом смысле утверждение А.Горбовского, что «о способности крыс предвидеть заранее будущие несчастья знали еще древние» не является научно обоснованным. С такими же основаниями древние «знали», что Земля плоская, а мамонты ведут подземный образ жизни. Да и как же в этом было сомневаться: плоскость Земли видна простым глазом, а туши мамонтов вытаивают из грунта северных земель!

Если не отрываться от реальных фактов, то они таковы: крысы (серая и черная) — давние спутники человека в обживании Земли, типичные синантропные животные, которые следовали за человеком почти всюду, расселяясь с ним и выживая за его счет. Крысы поселялись на судах, особенно в этом преуспела черная крыса. Они всегда занимали самые укромные, труднодоступные места. Обитая в трюме, эти зверьки нередко раньше, чем моряки, обнаруживали аварийные ситуации, угрожавшие их благополучию. Для них гибель судна столь же опасна, как и для людей. Если в трюме появлялась вода или начинал самовозгораться груз, крысы бежали, оповещая этим моряков об опасности. И в этом нет ничего неестественного. Однако профессия моряка — одна из самых рискованных, поэтому моряки очень суеверны. В утверждении о способности крыс предвидеть будущие несчастья людей велика доля домысла. Я бы предпочел сказать, что крысы способны достаточно верно оценивать степень опасности (именно для себя, для крыс!) в любой ситуации: на тонущем судне, во время весеннего половодья или на продовольствен ном складе, где люди затеяли дератизацию.

Обычно жизнь крыс (не только на судах) бывает скрытой от человека, а потому она таинственна и непонятна. Неудивительно, что она порождает суеверия. В эпизоде, описанном в воспоминаниях подводника в том же восьмом номере журнала, как раз ничего таинственного нет: крысы, обитавшие на атомной подводной лодке, первыми ощутили опасность, исходящую от аварии (утекло почти 200 л фреона). Их беспокойство помогло людям обнаружить аварию и принять своевременные меры. Но легко представить себе, что не будь в данном случае все столь «прозрачным» и хорошо объяснимым, как возникла бы почва для догадок и вымысла.

В старину шахтеры брали в шахту клетку с канарейкой. Опасность в шахте исходит, в основном, от рудничного газа. При повышении его концентрации первой пострадает канарейка, что дает шахтерам шанс принять меры к собственному спасению. Современный инженер по технике безопасности или эколог вряд ли скажет, что канарейка «предвидит» беды шахтеров. Более правильно отнести такую ситуацию к области биологической индикации состояния среды. И канарейка в шахте, и крысы на атомоходе — это биоиндикаторы.

Под биологическими индикаторами в экологии понимаются живые системы (клетки, многоклеточные организмы, популяции, виды, сообщества организмов), которые позволяют судить о состоянии среды обитания. Суть в том, что биологический индикатор — это часть системы, состоянием которой озабочен человек. Правильно подобранные индикаторы позволяют решать задачу мониторинга (слежения) дешевле, проще и оперативней, чем при полном и всестороннем изучении этой системы с помощью приборов. У людей есть давний опыт использования биоиндикаторов. После длительного плавания моряки узнавали о близости земли по наличию птиц, свойственных морским побережьям. Собака чуяла и слышала хищного, опасного зверя лучше, чем древний человек, и тем была ему полезной. В наше время загрязнение атмосферы замечают по обеднению флоры лишайников. Повышение частоты особей с аномальными признаками (уродства конечностей у лягушек и тритонов, повышенное количество лепестков у цветков, многочисленные «ведьмины метлы» в кронах деревьев и т. д.) свидетельствуют о присутствии здесь каких-то тератогенных и мутагенных (вызывающих уродства и мутации) факторов. Форель — прекрасный индикатор чистоты воды, возвращаемой промышленным предприятием в естественный водоем. Некоторые бактерии используются как высокочувствительные индикаторы присутствия различных веществ: радионукли дов, ядов, наркотиков и т. д.

Читать еще:  Как построить дачный домик

Историк Иордан (VI век) описал эпизод времен гуннских завоеваний: в 371 году гуннские всадники, продвигаясь по Таманскому полуострову, увидели самку оленя и стали ее преследовать. Олениха вошла в воду и, осторожно ступая, перешла в Крым. Так она указала охотникам брод, по которому гунны перешли в Крым, зайдя в тыл готам и скифам. Это обеспечило гуннам победу. При соответствующей склонности к ненаучным объяснениям этот эпизод дал бы повод для «привлечения» к людским делам потусторонних сил или для суждения о том, что олениха хотела помочь гуннам. А ученый мог бы сказать, что животное послужило «биоиндикатором» глубины воды.

Успехи в прогнозировании землетрясений пока сравнительно невелики. Но люди давно замечали, что подземным толчкам нередко предшествовало необычное поведение домашних и диких животных: дикие утрачивали обычный страх перед человеком и появлялись близ селений или даже прямо в них, а домашние становились беспокойными, непослушными, стремились покинуть помещения. Да и организм человека тоже «замечает» какие-то изменения во внешней среде: статистика вызовов «скорой помощи» отразила рост числа сердечно-сосудистых заболеваний среди жителей Ташкента и Спитака перед сейсмической катастрофой.

Теория биологического предсказания землетрясений пока не создана, но некоторые подходы уже обозначены. Возможно, животные реагируют на повышение выделения из земной коры газов (углекислого газа, метана и других углеводородов, радона, водорода, сернистых соединений и т. д.), на инфразвуки, усиление напряженности электромагнитных полей и другие изменения во внешней среде, которые человек если и чувствует, то не осознает. Эти изменения, нарастающие перед землетрясением, могут восприниматься живыми системами как сигналы об опасности. Можно предположить, что и в случаях предупреждения о налетах авиации животные издалека слышали инфразвуки от работы множества пропеллеров.

В отличие от многих животных человек плохо видит ночью, не воспринимает зрительно поляризованный свет и ультрафиолетовые лучи. Мы глухи к ультразвукам и инфразвукам, а между тем их воздействие на человека может быть значительным и даже опасным. В сравнении с летучими мышами человек туг на ухо, в сравнении с легавой собакой — почти лишен обоняния, в отличие от термитов не способен ощущать электромагнитные поля. Впрочем, и у человека, и у животных нервная система имеет фильтры, которые пропускают в чувствующие системы организма лишь часть сигнальных воздействий. И это полезная черта организации нервной системы. Представьте себе современного человека с обонянием пойнтера и способностью слышать ультра- и инфразвуки, чувствовать электромагнитные поля. Вряд ли он смог бы выжить в современных условиях, привычных для нас с вами.

Среди людей есть значительные индивидуальные и групповые различия в чувствитель ности к внешним сигналам. Например, около трети людей не чувствуют вкуса фенилтиомочевины — вещества, которое воспринимается остальными как очень горькое. У бушменов Африки значительно более острое обоняние, чем у других народов, и это помогает им при охоте. Женщины примерно в 100 раз чувствительнее мужчин к запаху летучих ингредиентов мужского полового секрета. В популяциях людей есть отдельные индивидуумы, в том числе и женщины, полностью лишенные обоняния. Напротив, есть люди, много лучше других различающие запахи, для них пребывание в душной атмосфере переполненного автобуса — тяжелое испытание.

Короче говоря, выводы о способности животных к «предзнанию» или «видению будущего» безоснова тельны. Но человек может шире, чем сейчас, использовать особую чувствительность других существ к сигналам, не ощущаемым им самим.

А как же все-таки с видением будущего? Если следовать научному мировоззрению, то будущее нельзя ни увидеть, ни чувственно воспринять каким-либо иным образом. Ведь будущее — это то, чего еще нет. Но его можно более или менее верно предвидеть на основе имеющихся знаний о настоящем и прошедшем. Таким «предзнанием» люди всегда пользовались весьма широко. Известно, что предсказать можно события, которые периодически повторяются на основе природных циклов или являются частью закономерных изменений. Для прочих событий, обычно именуемых случайными, точные предсказания маловероятны или даже невозможны. Можно делать лишь оценки их вероятности.

Если человек способен предсказывать закономерно повторяющиеся явления или с готовностью ожидать хотя бы наиболее частые из случайных событий, то нельзя ли предположить, что животные, да и другие организмы, тоже способны к предсказанию таких событий? Ведь последние могут быть столь же важны для их выживания, как и для выживания человека. Человеческому прогнозированию вполне могло предшествовать биологическое прогнозирование, которым обладали наши предки — австралопитек, прочие приматы, млекопитающие и другие животные.

Попробуем порассуждать, не пытаясь очеловечивать живые системы. Многие птицы ежегодно покидают тундру и тайгу еще до наступления зимы; впадающие в спячку или зимний сон звери накапливают жир заранее; растения также готовятся к зиме с некоторым опережением опасного развития сезонных изменений.

С моей точки зрения, эти примеры показывают, что живые системы разных уровней в определенном смысле способны к биологическому прогнозированию. Это проявляется и в том, что многие свойства живых систем найдут применение только в будущем, нередко так и не будут полезными в течение индивидуальной жизни, но пригодятся следующим поколениям.

Когда происходит оплодотворение яйцеклетки, закладывается генотип, то есть информационная модель будущего организма. Можно сказать, что дается биологический прогноз — каким быть потомку. Этот прогноз не является строгим, потому что на формирование облика потомка действуют еще и другие, негенетические, факторы. Семена сосны, взятые от дерева в полновозрастном мачтовом сосняке, способны дать начало жизнеспособным соснам и в таком же лесу, и на опушке, и на верховом сфагновом болоте; любитель миниатюрных деревьев может вырастить из тех же семян крошечное деревце бонсаи в цветочном горшке. Иначе говоря, биологическая организация семени сосны как бы прогнозирует возможность роста, развития и выживания сосны во всех этих и многих других местообитаниях.

Некоторые мутации могут оказаться полезными для популяции только при наступлении катастрофы. В США практика борьбы с щитовкой (вредитель цитрусовых, очень стойкий к пестицидам) показала, что применение цианистого водорода поначалу дало обнадеживающие результаты. Однако со временем популяции щитовки восстановили свою первоначальную численность, причем новые поколения насекомых состояли в основном из особей, стойких к действию цианида. К удивлению ученых, оказалось, что в местах, где цианид не применялся, среди щитовок тоже встречались отдельные особи, стойкие к этому яду. Ну чем не предвидение будущих трудностей популяциями щитовки!

Читать еще:  Как восстановить гугл плей на телефоне

Потрясающее дальнодействие прогностических возможностей обнаруживали и продолжают обнаруживать прокариотические организмы: бактерии, архебактерии, цианобактерии. Эти древнейшие организмы населяют нашу планету свыше 3,5 миллиарда лет, возможно — и все четыре. За это время на арену жизни вышли одноклеточные эукариоты и многоклеточные организмы, изрядно выросло их разнообразие, появился человек с его мощнейшими возможностями воздействия на биосферу, а прокариоты как жили, так и живут. Недавно американские ученые изучали споры бактерий из желудка ископаемой мухи, которая прекрасно сохранилась в куске янтаря. Муха мертва, но споры сохранили потенциальную жизнеспособность и через 40 миллионов лет были оживлены. Создавая бактерии, биологическая эволюция «заглянула» в будущее очень далеко.

Длительность существования биологического вида — своего рода естественная проверка эффективности биологического прогноза, осуществленного эволюцией. Ученые подсчитали, что виды млекопита ющих существуют в среднем 2- 3 миллиона лет, после чего вымирают. Длительность существования родов млекопитающих составляет в среднем около 8 миллионов лет, семейств — около 30, отрядов — 73 миллиона лет. А типы живых существ (крупные группы, охватывающие массу разных организмов с некоторыми важными общими чертами, — например, тип хордовых, к которому относимся и мы с вами) практически бессмертны.

И последнее замечание. Человеку, независимо от мировоззрения, свойственно мыслить прежде всего привычными словами, категориями, принципами, следовать устоявшимся традициям, рассуждать в рамках сложившихся представлений. Но многим людям, сверх того, всегда интересно выйти за пределы привычного. Для этого есть, по меньшей мере, два пути: последовательно расширять сферу познания или уйти в мир, создаваемый воображением, смелой фантазией. Возможно и переплетение путей такого продвижения за пределы понятного. У нас есть право свободного выбора, и это — одно из великих благ.

Бертон Р. Чувства животных. М., «Мир», 1972.

Биоиндикация загрязнений наземных экосистем. Под ред. Р.Шуберта. М., «Мир», 1988.

Горбовский А. Разумные звери. «Наука и жизнь» №№ 6-8, 1998.

Пучковский С.В. Избыточность жизни. Ижевск, РИО Удмуртского университета, 1998.

Может ли наука предвидеть будущее

Будущее. Оно манит и пугает. Прошлое уже свершилось. Его можно интерпретировать, переосмысливать. Но то, что было, не изменить. А будущее никем не запрограммировано. Оно — открытая страница. Не потому ли так широко распространено мнение о непредсказуемости будущего. «Нам неведом замысел Вседержителя», — утверждают богословы. «Невозможно предугадать напор жизненного потока», — заявляют социологи. «Нестабильный Универсум не дает оснований для сколько-нибудь обоснованных и точных предвидений», — уверяют ученые и философы.

Сомнения в возможности обозревать грядущее во многом опираются на негативный опыт множества футурологических изданий, появившихся в 50-60 гг. нашего века. Тогда возникла футурология — «наука о будущем». И когда в конце века обращаешься к ее предсказаниям, то видишь, что непредвиденного, неугаданного, непредсказуемого больше того, что оправдалось, сбылось.

Победы на одних участках обернулись изъянами и провалами на других. У нас есть ракеты и дальняя авиация, но не родился новый Шекспир или Достоевский. Люди стали информированное, но стали ли они моральнее, благороднее, милосерднее? Как мы уже говорили, налицо явное сближение всех народов Земли. Но вместе с тем гальванизируются давние страхи и противостояния, обостряются конфликты, замешанные на этнических предрассудках.

Так, может быть, отказаться от рациональных попыток заглянуть вперед и вернуться к гаданиям на костях, картах, кофейной гуще? И пусть новоявленные религиозные пророки, гадалки, толкователи снов сообщают нам о том, «что будет, чем сердце успокоится». Наверное, такая позиция недостойна мыслящего человека. Нельзя подобно страусу зарыть голову в песок и жить по принципу Швейка: «Будь, что будет, как-нибудь да будет, никогда не было, чтобы чего-нибудь не было».

Видимо, речь должна идти не о крайностях, а о взвешенном, оптимистичном взгляде в будущее. Осмысливая прошлое, пристально вглядываясь в актуальные события настоящего, мы можем видеть их перспективу, вероятность исхода наших намерений. Противоречивая связка тезисов «нет ничего нового под Луной» и «перед нами — открытое поле неизведанного» определяет деятельность прогнозиста, его находки и потери. Дело футурологов — это наука и искусство, результат размышлений и интуитивных вспышек, изучение опыта миллионов и индивидуальных проходов в то, что еще не свершилось. Поэтому не будем слишком суровы к тому, что не все оправдалось, что предсказывалось и намечалось.

Сейчас формулируется концепция «устойчивого развития», названная академиком Никитой Моисеевым стратегией человечества. В ее рамках и идет прогнозный поиск. В центре его находятся те действия, которые позволят землянам обеспечить сопряженное (коэволюционное) развитие Человека и Природы.

Необходимость такой стратегии вызвана тем, что биосфера планеты пришла в состояние неравновесия. Оно все более и более углубляется. Вот и появилась потребность в научно обоснованных ответах на такие, в частности, вопросы: Как восстановить паритет общества и биосферы? Как соотнести экологические, технологические и социальные программы, чтобы гармонизировать их в целостном единстве? Как утвердить мир и спокойствие на планете и в каждой стране? Как умерить и вовсе снять социальную напряженность?

До полного прояснения ситуации еще очень далеко, но уже сейчас совершенно очевидно, что людям Земли придется (хочется того или нет) умерить свои потребительские аппетиты, в первую очередь излишнюю комфортность господствующих элит. Нравится это благоденствующим верхам или нет, но без воцарения справедливости покоя на планете Земля не .будет.

Но как же всего этого добиться? Точного ответа на этот вопрос никто не знает. И ныне главная цель прогнозистов состоит в том, чтобы проанализировать альтернативы деятельности, хода и исхода глобальных процессов.

Мудрецы и поэты, политики и экономисты, правители и рядовые из рядовых — перед всеми стоит необходимость разумного выбора пути. Следует предусмотреть назревающие противоречия, возможные конфликты, препятствия для их преодоления. Нужна солидарность социальных сил всех стран. Насущно необходимо появление нетрадиционных идеологий и небанальных подходов.

Стратегия человечества на XXI в. — только в наметках. Глобальная ситуация в них предстает полем открытых возможностей. Поэтому все чаще звучит призыв: «Действовать локально, мыслить глобально». Жизнь континентов, регионов, отдельных государств сейчас соотносится с планетарной шкалой.

Мы глядим в лицо новой Цивилизации и задаем себе вопрос за вопросом: Как и какой она сложится? Расцвет или упадок? Торжество разума или бездумная и безвольная гибель? Экспансия в Галактику или замыкание в становящейся малонадежной биосфере Земли? Развитие в каких-то новых формах демократических установлений или торжество неорабовдадельческой мегамашины? Эти и многие другие вопросы решить можно только на уровне складывающегося общепланетарного интеллекта.

Источники:

http://nplit.ru/books/item/f00/s00/z0000030/st024.shtml
http://www.nkj.ru/archive/articles/9242/
http://filosofedu.ru/index.php/konspekt-lekcij-po-filosofii/189-vozmozhno-li-predvidet-budushhee

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector
×
×
×
×