0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Как научить ребенка думать

Секрет креативности: Как научить ребёнка думать?

✅ Учить ребенка ДУМАТЬ — это учить его принимать решения, брать на себя ответственность, искать альтернативные пути решения.

Когда заходит разговор о личной ответственности, да еще, если речь касается людей молодых (детей, по сути), у людей постарше (родителей, как правило) возникает масса вопросов — мол, а как студент поймет, что ему надо включить мозг и начать как-то им ворочать, а не просто штаны в институте просиживать? Вопрос хороший. Только, боюсь, поздно пить «Боржоми», когда молодой человек достиг совершеннолетия.

Главное, что должны давать и школа, и высшее образование, — это умение думать

Идеальный возраст благотворного (как и не благотворного) воздействия на мозг ребенка — это десять-четырнадцать лет, и воздействовать, кстати сказать, сможет на этот мозг только тот, кто к соответствующему возрасту ребенка не растерял с ним психологический контакт…

Школа не слишком любит оригинальность, поэтому случаются и неплохие в сущности троечники. Но зато она любит усидчивость, поэтому и отличные оценки — это вовсе не крест на будущей карьере. Ну, я шучу, разумеется.

В целом же мне кажется, что школьные оценки и жизненные перспективы — это вообще вещи, друг с другом никак не связанные. В конце концов, человек может быть не слишком удачен как ребенок, но оказаться вполне себе успешным взрослым. И наоборот. Тут же еще и фактор развития имеет место быть — кто-то рано стартует, но быстро финиширует, кто-то, напротив, поздно, кто-то хорошо бежит дистанцию жизни от начала и до конца. В общем, тут больше вопрос личностных качеств, нежели образования.

Главное, что вообще должны давать и школа, и высшее образование, — это умение думать. А также, в более широком смысле, — умение использовать собственные человеческие, психологические ресурсы.

Школа же, к сожалению, тренирует одно-единственное наше качество: память. «Буря мглою небо кроет…» До сих пор помню это стихотворение. Она тренирует память, но НЕ тренирует разные способы думать — вширь, ввысь, вправо, влево, наискосок… Есть просто некий набор правил, которые ты должен запомнить. И не только по математике, но даже по истории и литературе. Не научиться думать, а научиться воспроизводить некие шаблоны.

Думаю, проблема тут в том, что мы толком и не знаем, что значит — научить ребенка думать. Нам кажется, что если мы учим ребенка применять некую формулу «2а + 2b», а он впоследствии сможет применить ее там, где вместо «а» и «b» встают «х» и «y», то мы таким образом научили его думать. На самом деле — нет. Это вовсе не умение думать, это абстрактное умение оперировать абстракциями. Учить ребенка думать — это учить его принимать решения, брать на себя ответственность, искать альтернативные пути решения.

Однако же ничего подобного в школе нет. Нет этого и в воспитании. Воспитание — это в основном тоже набор шаблонов, которые необходимо освоить. Мы говорим ребенку, что он должен быть «добрым», но при этом не объясняем ему, почему он должен быть добрым, почему он должен быть внимательным к окружающим, почему он должен проявлять уважение к другим людям и к тому, что они делают.

Остановите на улице человека и спросите его: «Зачем быть добрым?» Он потеряется, он не сможет вам ответить на этот вопрос. Или оскорбится. А ведь у каждой из перечисленных человеческих черт есть свой глубокий смысл, своя внутренняя логика. Потому что, когда мы уважаем другого человека, мы, во-первых, с большим вниманием относимся к тому, что он говорит, и поэтому больше узнаем для себя; во-вторых, мы создаем социальный контакт, и в результате нас тоже начинают слушать и лучше слышать. И так далее. Это нам, грубо говоря, просто выгодно.

Учить ребенка думать — это вовсе не значит тренировать его память (хотя тренировать ее тоже нужно). И это вовсе не навык использования шаблонов (и животное в цирке воспроизводит шаблоны). Нет. Умение думать — это умение задаваться вопросом

Когда ребенок читает задачу в учебнике математики, он сам должен хотеть понять, как узнать, с какой скоростью доедет этот злосчастный поезд из пункта «А» в пункт «Б». Ему самому это должно быть интересно. То есть чтобы не учебник его спрашивал: «С какой скоростью?» — а у него самого рождался такой вопрос: «А как же понять эту скорость, если…» И если у него возникает эта озадаченность, если он испытывает этот зуд познания, если ему важно понять, как это там все произойдет с этими поездами, — он начинает думать над задачей.

А у нас как? Читаем про «А» и «Б». Какая скорость? Время на расстояние? Хорошо, подставляем. И все, конец ученью. Ученик не думает, он просто механически применяет формулу.

Задача школы — не рассказывать о том, что амеба размножается митозом, гидра — вегетативным способом, а куст — каким-нибудь почкованием. Ее задача — учить человека задаваться вопросом: «Почему?» А так это просто информация: эти делятся так-то, эти размножаются так-то, а эти вообще сексом занимаются — о! И вот ученик сидит такой ошарашенный, и, собственно, ему уже только один вопрос интересен — как доучиться до восьмого класса, чтобы поглумиться над этим драматическим учебником со всеми обстоятельствами данного человеческого дела?

У меня была учительница по биологии, которая дала мне задание подготовить доклад, кажется, по беспозвоночным. В общем, помню, что там в числе героев присутствовали какие-то улитки. Я пошел в библиотеку, взял книги, начал читать и… вдруг понял, что улитки — это целый вид в каком-то классе и в этом классе еще бог весть какие другие существа наличествуют, которые совершенно не похожи на улиток, но относятся к этому классу, потому что… И у меня было такое незабываемое ощущение открытия! Я вдруг осознал, какая это мощная наука — биология! Общие признаки обнаруживаются у совершенно не похожих друг на друга существ!

Но ведь перед этим на уроке мне та же учительница все об этом рассказывала, а я не задумался. Не задумался, потому что передо мной такой задачи не поставили — задуматься. А когда мне поставили задачу прочитать доклад — я задумался. Это было какое-то решающее, эпохальное событие в моем образовательном процессе, потому что я понял: то, что я изучаю, имеет какой-то смысл. И что, по крайней мере, это значительно интереснее, чем кажется на первый взгляд.

Читать еще:  Как размножаются воробьи

Так что вот от этого «умения задуматься» все и идет. Но это умение нужно найти и развивать — что в ребенке, что во взрослом, который почему-то решил, что он уже все в этой жизни понял… опубликовано econet.ru .

Андрей Курпатов, отрывок из книги «Главные вопросы жизни. Универсальные правила»

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание — мы вместе изменяем мир! © econet

Понравилась статья? Напишите свое мнение в комментариях.
Подпишитесь на наш ФБ:

Как научить ребенка думать?

Как научить ребенка думать?

– Леш, ну смотри: девять точек, по три в ряд. Надо соединить их четырьмя прямыми линиями, не отрывая ручку от бумаги.

Леша чертит линии, а потом бросает ручку:

– Не получается! Все равно одна точка остается…

– А смотри, если попробовать выйти за границы точек?

– Так нельзя делать.

– Нас вообще не учили такие задачки решать, – сердится Леша.

– Слушай, Свет, но ведь это ужас какой-то, – говорит Василий. – Их же совсем не учат мыслить, только зазубривать и повторять. Он даже попробовать не хочет, уперся: «Нас не учили, это нельзя…» Чего делать-то, Свет? Как же его думать-то учить?

«Нередко дети хотят сразу получить готовый ответ, готовое решение, но при этом „напрячь мозги“, включить логическое мышление и докопаться до истины – не хотят. Может быть, они просто не умеют этого делать? В школе, как я понимаю, больше развивают память. А можно ли научить ребенка думать?»

Дмитрий Шноль, педагог, преподаватель математики

Неразвитость логического мышления – проблема далеко не самая актуальная. Гораздо печальнее, что современные дети вообще плохо выражают то, о чем хотели бы сообщить, и к тому же не умеют слушать. И тут самое главное может сделать не школа, а родители, и никто другой их заменить не сможет: просто надо с детьми разговаривать. Причем с самого раннего возраста и не только о том, какую куртку надеть или куда отправиться в выходной день. Это, конечно, тоже нужно, но куда важнее учить ребенка выстраивать простейшие причинно-следственные связи. Например: «Тебя в детском саду мальчик ударил. А как ты думаешь, почему?» Можно помочь ребенку разобраться в причинах случившегося: «Потому, что этот мальчик – баловник», или «Потому, что ты хорошо прочитал стишок, тебя похвалили, а он позавидовал», или «Потому, что вам обоим нравится одна девочка».

Моя знакомая рассказывала, что друзья ее детей, приходя к ним в гости, нередко удивляются тому, что она с детьми обсуждает что-то для них интересное. «А мы никогда так с родителями не разговариваем… – говорят они. – Я не помню, чтобы мы сидели за столом и что-нибудь обсуждали, да хоть бы последний фильм!» Люди в семьях просто не говорят о своих мыслях, чувствах и впечатлениях.

Такое положение вещей нормальным назвать нельзя, а для того, чтобы его изменить, надо прежде всего найти подходящие темы для разговоров. Катастрофа, когда родителям кажется, что единственно значимая тема для разговоров с детьми – это школа. Представьте: приходит человек из школы домой, и у него тут же начинают спрашивать:

– Ну, как там у тебя дела?

– Ничего, все хорошо.

– Не, а все-таки? Контрольная была?

– И что ты получил?

– А почему четыре? Что-нибудь неправильно решил? А Петя что получил.

Все, дальше можно умереть.

Мне кажется, родители должны как можно меньше разговаривать с детьми о школе, если только дети сами не заводят о ней речь. Во-первых, школа – это сфера личной жизни детей, первый опыт самостоятельной жизни в отрыве от родителей, возможность отделиться настолько, насколько дети этого захотят. Во-вторых, эта сфера достаточно травматична: в школе тебя все время оценивают и с кем-то сравнивают, причем далеко не всегда эти сравнения оборачиваются в твою пользу. И так далее… О чем же тогда разговаривать с детьми?

Начать можно с самых простых вещей, например: «Что мы будем делать в эти выходные? А как ты хотел бы провести лето? Что-то Петя давно у нас не появлялся, может быть, стоит его пригласить?» Не надо только стремиться прорваться туда, куда ребенок не хочет вас пускать. А по большому счету, можно вести беседы о чем угодно. Рассказывать о событиях из собственной жизни, которые, например, произошли у вас на работе, причем не только о самих событиях, но и о чувствах, с ними связанных. Просто рассказывать, не требуя немедленной ответной реакции.

Или, например, мой тринадцатилетний сын думает стать юристом, и я время от времени даю ему почитать статьи из «Русского репортера»: «Посмотри, тут как раз речь идет о суде присяжных». Потом могу спросить: «Ну и как тебе?» Иногда мы что-то обсуждаем, иногда нет. Или посмотрели вместе какой-то фильм – за ужином немножко поговорили. Детей ведь на самом деле очень интересует мнение родителей. Как правило, своим умом человек до чего-то доходит, когда начинает что-то с чем-то сравнивать. Один фильм – с другим, этого персонажа – с тем. Этот навык и надо развивать. Не меньше самих разговоров важны сигналы от родителей: «Я готов с тобой разговаривать, если тебе это нужно».

Чем здесь может помочь школа? Если школа действительно хорошая, то очень многим. Но для того, чтобы ребенок мог получить что-то от педагогов или других достойных людей, душа его должна быть заранее подготовлена, вспахана, как поле перед севом. Если же в душе у него все затоптано, если он все свободное время проводит за компьютером, а все домашние разговоры крутятся исключительно вокруг бытовых проблем или школы – ему будет нелегко перенять что-то даже от самого яркого и неравнодушного учителя.

Дмитрий Тюттерин, педагог

Подавляющее большинство современных школьных заданий построено по принципу накопления информации и воспроизведения алгоритмов. Ребенка учат запомнить, как делает учитель, и повторить выученное. Это относится ко всем предметам: к математике, физике, химии, иностранному языку. Даже такие, казалось бы, творческие предметы, как рисование, литература и музыка, не избегают общей участи.

К сожалению, не только школа не возлагает на себя функцию развития мышления: зачастую семья тоже оказывается беспомощной. Если родители действительно хотят научить ребенка думать – в первую очередь важно им самим демонстрировать этот процесс: если вы составляете план на день, который касается ребенка, – проговаривайте с ним все детали. Если вы решаете, в какой угол комнаты лучше поставить новый диван, – включайте в обсуждение и детей. Выслушайте их мнения и, если вы с ними не согласны, приведите свои контраргументы. Давайте ребенку так называемые открытые задания. То есть, вместо того чтобы сказать: «Возьми пятьдесят рублей, дойди до булочной на углу, купи батон белого хлеба и не забудь сдачу», попросите: «Нам нужен хлеб к ужину, займись этим, пожалуйста». Если ребенок еще не в состоянии самостоятельно выстроить логический ряд, помогите ему с помощью вопросов, например: «Где продается хлеб?», «Сколько денег нужно для того, чтобы его купить?», «Какой хлеб мы обычно едим?». И так далее. Разумеется, все эти вопросы надо задавать доброжелательным тоном, всячески поддерживая ребенка. Если вы не можете скрыть своего раздражения от неправильных ответов – лучше отложите обучение до той поры, когда вы будете готовы, иначе вреда будет больше, чем пользы.

Читать еще:  Как выйти из аккаунта стим

Научить ребенка думать поможет и удовлетворение его естественного любопытства. Дети часто задают вопросы: «Почему трава зеленая?», «Почему часы тикают?», «Где заканчивается море?» и т.п. Можно, конечно, отделаться малозначащими, «дежурными» ответами, но, если вы сделаете в этот момент шаг навстречу ребенку, этот шаг окажется гораздо эффективнее многочасовых занятий. Предложите ему: «А давай разберемся вместе!» – и, действительно, разберитесь: снимите с полки энциклопедию, распотрошите старые часы, повертите глобус. Уделите ребенку максимум времени и внимания. Будьте с ним терпеливы и доброжелательны. Внимательно следите за тем, чтобы интерес малыша во время занятия не угасал – подкрепляйте его вопросами и увлекательными экспериментами. Результат не заставит себя долго ждать: ваш ребенок сделается заправским исследователем, его комната обрастет энциклопедиями, картами и микроскопами, – все это вместе взятое прекрасно разовьет его мыслительную деятельность.

Однако поначалу ребенок может оказаться к такой деятельности не вполне готовым. Не требуйте от него слишком многого, ведь он пока всего лишь ребенок. Если вы видите, что «исследование» еще не завершено, а маленький ученый уже откровенно зевает, – прервитесь, но обязательно подведите итог, например: «К сожалению, мы пока не нашли ответа на вопрос, почему трава зеленая, но зато поняли, что зеленая не только трава, но и листья деревьев и кустарников и даже водоросли. И все это называется – растения. В следующий раз мы непременно выясним, почему растения зеленые».

Конечно, прежде чем проводить такого рода «исследования», стоит ознакомиться с литературой по тематике развития исследовательской деятельности у детей. Один из наиболее авторитетных специалистов в этой области – доктор психологических наук, доктор педагогических наук профессор Александр Ильич Савенков. Его книги часто издаются и продаются во многих книжных магазинах. Свои мысли он излагает довольно подробно и вместе с тем доступно, приводя множество примеров и полезных советов.

Однако какой бы методикой развития детского мышления вы ни руководствовались, важно помнить: ребенок никогда не научится думать, если у него не будет перед глазами примеров того, как это делают другие. Разговаривайте с ребенком. Делитесь с ним, советуйтесь, рассуждайте. Рассказывайте не только о своих решениях, но и о том, как вы к ним пришли, что вас убедило в той или иной ситуации. И тогда вы станете родителями действительно мыслящего человека, который способен принимать самостоятельные решения и анализировать их последствия.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Как научить ребенка думать

Лента новостей

Все новости »

Что должен знать и как должен думать сегодняшний школьник? В британских школах все чаще задаются этим вопросом, и все большее распространение получают альтернативные методики, рассчитанные на развитие когнитивных навыков.

Anders Ruff Custom Designs/flickr.com

Директор по учебно-методической работе школы Caterham Ким Уэллс на встрече с журналистами и родителями в Москве рассказал, как научить ребенка учиться, как поощрять постоянное развитие и самосовершенствование и почему это важно в современном мире.

В школе Caterham детей учат тому, как думать, отстаивать свою точку зрения, как выстраивать процесс мышления. Формат занятий отличается от привычного, говорит Ким Уэллс: «Если обычно преподаватель говорит, а класс записывает, то мы добиваемся того, чтобы работали на уроке сами учащиеся. На вопросы — а их в Caterham задавать очень любят — преподаватели в большинстве случаев отвечают новыми вопросами, чтобы школьники приучались искать ответы и думать самостоятельно».

Лучший способ запомнить информацию — кому-нибудь ее пересказать, объяснить. Поэтому в школе поощряются выступления, презентации, доклады на уроках и внеклассных занятиях в рамках тематических сообществ. Умение двадцать—сорок минут обсуждать тему и содержательно излагать свою точку зрения будет иметь огромное значение при поступлении в вуз. И вопрос на собеседовании в Кембриджском университете не должен сбить с толку, даже если, на первый взгляд, он кажется элементарным — например, «Какого цвета кровь?». От учащихся ожидают развернутого грамотного ответа.

«Мы считаем, что мышление — это навык, который можно развивать. Каждый ученик должен понять, как лучше учиться и как мыслить самостоятельно и творчески, — говорит Ким Уэллс. — Научить приобретать знания — одна из главных задач школы. Мы перешли из Эры Информации в Эру Концепций. Область человеческих знаний расширяется и развивается так стремительно, что мы, работники сферы образования, должны передавать нашим детям навыки, которые помогут им шагать в ногу со временем. По прогнозам, современный выпускник к 38 годам сменит 11 мест работы. В технических областях знаний, материал, пройденный студентом на первом году обучения, часто морально устаревает к моменту перехода студента на третий курс. Избыток писанины и «разжевывания» материала на уроках может привести к ужасным последствиям в долгосрочной перспективе».

Каждый год, начиная с третьего года обучения и до конца учебного процесса, студенты занимаются техниками скорочтения, запоминания, развитием памяти, тренировкой написания заметок, эссе и развитием других навыков, необходимых в учебе. В старшей школе учащихся приобщают к исследовательской работе — желающие могут заниматься самостоятельным проектом на выбранную тему, при этом с преподавателем работу можно обсуждать не более 30 минут.

Техники усвоения информации

Внимание уделяется и техникам освоения информации. В этом процессе задействованы разные механизмы — например, аудиальный, визуальный, лингвистический, логический, и у каждого они развиты в разной степени. Преподаватели показывают учащимся, что можно варьировать подход к обучению в зависимости от того, какой канал является преобладающим или лучше соответствует тому или иному типу информации. Важно также развивать те каналы, которые работают менее эффективно.

Читать еще:  Сколько лет живут быки

Например, аудиалам нельзя делать задания под музыку, для них в этой ситуации входящий поток будет слишком интенсивным, и будут помехи для освоения основного материала. Кинестетикам рекомендуется жевать жевательную резинку во время учебы дома, теребить карандаш в руках, менять материалы для письма, используя поочередно компьютер, бумагу, блокноты, писать длинные и трудные языковые единицы на расстоянии вытянутой руки, передвигаться по комнате, выбирать разные места для работы.

«Мы не просто готовим учеников для сдачи экзаменов. Больше всего я опасаюсь того, что студент выйдет из школы с впечатляющими результатами экзаменов A-Level, но без метакогнитивных навыков и уверенности в своих силах, необходимых для успешного обучения в вузе и перспективной карьеры, — говорит Ким Уэллс. — Дабы не допустить этого, мы организовали программу интенсивных тренингов для сотрудников и учеников, как во время уроков, так и за пределами классной комнаты. Мы являемся активными приверженцами техник мышления De Bono Thinking, как например Six Thinking Hats. Мы используем их, чтобы помочь студентам и преподавателям структурировать мышление в различных ситуациях, например, при решении задач, обдумывании эссе или проведении встреч».

В 2006 году Caterham School первой среди независимых школ в Великобритании получила статус «думающей» (Thinking School) школы De Bono. Преподаватели проходят интенсивную подготовку по методике De Bono Thinking.

Думать в технике Де Боно

Психолог-практик Эдвард де Боно бросил вызов традиционным подходам к мышлению, которые развивали еще древнегреческие философы. Привычка думать в «сложившейся технике» зачастую лишает нас новых идей и конструктивных решений. «Более 2000 лет назад великая греческая троица — Аристотель, Платон и Сократ — заложила основы мышления, построенного на анализе, суждении и знании. Духовенству и церкви, стоявшим во главе первых образовательных заведений, нужна была логика, чтобы опровергать еретиков. В итоге умение думать конструктивно и на основе восприятия так и не получили развития. Предполагалось, что это дело философов, и никто другой его выполнять не должен. Но философы эту задачу не решали. Философы могут посмотреть на мир сквозь витражное окно, но через некоторое время они перестают созерцать мир и переключаются на витражное стекло», — цитировала психолога британская The Guardian.

В одном из интервью Де Боно ссылался на полученные исследователями данные, что 90% ошибок возникают из-за погрешностей восприятия. Если удается менять восприятие, возникает другой эмоциональный отклик, и это может вести к новым идеям. Логика никак не способствует изменению эмоционального фона или восприятия. Де Боно, например, говорил, что юмор как способность взглянуть на ситуацию под иным углом является важнейшей функцией мозга.

Конструктивное мышление помогает даже в точных и естественных науках, которые во многом опираются на знание и владение информацией. Несколько лет назад в одной из австралийских школ в преподавании таких предметов был сделан акцент не на предметное содержание, а на творческий подход, и успеваемость по результатам экзаменов оказалась выше, чем среди учащихся, которые целенаправленно осваивали основной корпус материала.

Одной из предложенных Де Боно методик, применяемых, в частности, в Caterham, является альтернативная техника мышления Six Thinking Hats, описывающая несколько «режимов» рассуждения. Всем участникам дискуссии предлагается одновременно сконцентрироваться на чем-то одном. Например, Белая Шляпа означает сосредоточенность на информации: что у нас есть, что нам нужно, чего не хватает. В Зеленой Шляпе мы переходим в творческий режим и вырабатываем новые идеи, предлагаем альтернативы, модификации идеи, другие возможности и т.д. Предмет обсуждения необходимо увидеть также «в черном цвете» — найти все его недостатки и проговорить пессимистические сценарии. В желтом режиме обсуждаются все достоинства, преимущества и удачные сценарии. Красная шляпа предназначена для разговора об эмоциональных аспектах, опасениях, ощущениях, приятии или неприятии. Голубая шляпа «отвечает» за координацию и сам процесс обсуждения.

По словам директора образовательного агентство ITEC Нины Колташовой, альтернативные техники мышления, методики развития памяти, навыков критического мышления, скоростного чтения и прохождения интервью получают все большее распространение в системе образования в Великобритании.

По наблюдениям Нины Колташовой, сегодня многие английские школы, особенно рейтинговые, озадачены не только достижением высоких результатов на экзаменах, но и развитием навыков самостоятельного обучения. Резюмируя миссию и подход к обучению в школе Caterham, директор ITEC делает вывод, что главным становится вдохновляющее обучение на всю жизнь, цель которого — научить приобретать знания, учиться с удовольствием и никогда не останавливаться в этом процессе.

«Школы стараются подготовить студентов к жизни в постоянно меняющемся мире уверенными в своих знаниях, разносторонне развитыми, обладающими навыками постоянного самостоятельного обучения. Если усвоена привычка всегда учиться, развиваться и работать, студент и молодой специалист сможет перестроиться и применить знания, которые были получены не для оценок, а для жизни», — поясняет Нина Колташова.

Чего ожидать на экзаменах

В Caterham отмечают высокие результаты воспитанников. Если в среднем по стране высшие оценки A* и A составляют в общей выборке 26%, то в Caterham School таких результатов 70%.

Разумеется, можно сделать вывод, что школа достигает таких успехов только из-за того, что изначально набирает сильных учеников. Поэтому, как отмечает Ким Уэллс, имеет смысл рассматривать «прибавочный» показатель Value Added, который позволяет оценить, насколько улучшились данные учащегося по сравнению с его ожидаемыми результатами по оценочным тестам на начальном этапе. По этому критерию Value Added школа Caterham входит в 0,5% лучших школ страны.

В начале обучения школьник проходит тестирования, проводимые Даремским университетом (University of Durham). Как поясняет Уэллс, применяется своего рода тест IQ для одиннадцатилетних, но он призван оценивать не интеллект вообще, а уровень подготовки и способности в освоении школьной программы. Школа получает результаты и прогнозные оценки учащегося на экзаменах, исходя из его начального уровня.

В 16 лет учащиеся сдают экзамены на GCSE (General Certificate of Secondary Education — общее свидетельство о среднем образовании). На этом этапе можно видеть, улучшились ли результаты школьника по сравнению с его базовой подготовкой, что свидетельствует о качестве учебного процесса. Для школы оценка Value Added помогает неуклонно повышать уровень преподавания. С другой стороны, так удается увидеть и «недоработки»: даже если результаты ученика очень хорошие, можно видеть, что его потенциал выше, и он мог бы достигать большего.

Источники:

http://econet.ru/articles/sekret-kreativnosti-kak-nauchit-rebyonka-dumat
http://educ.wikireading.ru/658
http://www.bfm.ru/news/213768

Ссылка на основную публикацию
Статьи c упоминанием слов:
Adblock
detector